делимся знаниями в своих социальных кругах

 
   


Ползу к Семену Марчукову и убеждаю его через тридцать минут открыть огонь из пулемета, но так, чтобы без риска для себя. Еще раз выверяю расстояние, протираю оптику. Тридцать минут кажутся вечностью. «Ну что же они там не стреляют? Уснули, что ли?» – ругаю в душе пулеметчиков за их медлительность. Но вот четко и длинно застрочил «максим».

Все внимание сосредоточиваю на темном кусте. И тут замечаю, что он, словно живой, чуть-чуть, едва заметно, зашевелился и подвинулся влево. Показалась фигура фашиста в маскхалате и пятнистой каске. Мой выстрел почти слился с вражеским. Есть!

Бегу к командиру роты и натыкаюсь на него в траншее.

– Посмотрите на куст. Вот туда… Я убил фашистского снайпера.

– Осторожно. Пригни голову, – слышу в ответ.

– Не бойтесь. Смотрите, я убил его!

Старший лейтенант Похитон осматривает в бинокль куст и замечает осиротевшую винтовку гитлеровского суперстрелка.

– Будем считать, что всем нам крупно повезло, – не скрывая радости, произнес Андрей Петрович. – А это сучье гнездо вдобавок с землей сровняем.

Командир роты по телефону сообщил координаты «секретного» куста минометчикам. Те не замедлили открыть огонь. Маскировка взлетела в воздух. Взрывной волной отшвырнуло снайперскую винтовку, и она теперь лежит на виду у всех ненужным и совсем не опасным предметом.

В тот же день произошло событие, которое запомнилось мне на всю жизнь. Об этом событии хочется рассказать подробнее.

Вечером, когда я вернулся с «охоты», сообщили, что меня вызывают в политотдел бригады. Сразу догадался: на партийную комиссию по поводу приема в партию. Дождавшись, когда совсем стемнело, я выбрался из траншеи и пошел к одинокому дому, стоявшему на небольшой возвышенности. Дом ничем не выделялся, и, видимо, поэтому фашисты не обстреливали его из орудий. Там, в добротном каменном подвале, размещался политический отдел. Расстояние до дома было немалое, примерно километров пять, и я шел, перебирая в памяти все дни, связанные с подготовкой в партию. Многие свободные от боя часы я кропотливо изучал Устав партии, «Краткий курс истории ВКП(б)». А чтобы лучше запомнить прочитанное, рассказывал все боевым друзьям.

Я глубоко уважал своих старших товарищей, давших мне рекомендации: капитана П. С. Каныгина – заместителя командира батальона по политической частя и лейтенанта А. Шивкова – заместителя командира роты по политической части. Они были очень внимательны ко мне, и я боялся подвести их, лишиться их доверия. Особую заботу о моем боевом и идейном росте проявлял секретарь комсомольской организации батальона младший лейтенант Николай Чайка. Он часто говорил со мной на разные темы, советовал, как и о чем провести беседу с комсомольцами, писал обо мне в армейскую газету, а однажды послал трогательное письмо моей матери (отец находился на фронте) о моих ратных делах.

На заседании партбюро и партийном собрании вопросов почти не задавали. Партийные активисты знали меня по конкретным делам. А вот сейчас как?

…Робко отворяю дверь. В подвале, возле ящика, заменяющего стол, сидит начальник политического отдела бригады подполковник А. Г. Фастовский. Рядом – секретарь комсомольской организации Чайка. Легкий сквозняк шевелит бумаги на коленях капитана Каныгина. Он замещает секретаря партийной комиссии. (Секретарь был болен.)

– Смелее, Петро, – ласково подбадривает Каныгин.

Я рассказываю свою биографию. Говорю о том, как учился в средней школе, призывал молодежь изучать военное дело, как сам страстно любил оружие и еще в школе изучил трехлинейку.

– И не зря, – заметил Чайка.

В тот же вечер начальник политотдела Фастовский вручил мне кандидатскую карточку.

– Ну, Петро, – пожал мне руку Каныгин, – теперь ты не просто снайпер, а снайпер-коммунист. Всегда чувствуй ответственность перед партией.

Глубоко взволнованный, я вышел из землянки.



<< < 22 23 24 25 26 > >>

   
   
   
   
   
   
   
© Бесплатная библиотека онлайн где можно читать книги онлайн бесплатно и без регистрации