Реклама на сайте  

 
 
Document
 
 

Реклама на сайте  

 
 

Реклама на сайте  

 
 

Михаил Армалинский

Детский эротический фольклор


Детский лепет

Все мы прошли через детство. Говорят, в старости мы в него вернёмся, то есть, впадём. Ну, а раз жизнь состоит из детства, юности, зрелости и старости, то можно считать, что половину жизни занимает детство.

Более того, известно, что оно оставляет неизгладимый отпечаток на взрослой жизни. А это значит, что как юность, так и зрелость проходят под его впечатлениями. Иными словами, детство довлеет над всей последующей жизнью. Недаром Купидон изображается ребёнком, а не взрослым мужчиной. Игривое сексуальное детство с постреливанием из лука оборачивается в конце концов неизбывными страстями, которым, как известно, покоряются все возрасты.

Признав неимоверную важность детства как жизненного этапа, наука бросилась изучать психологию детей. Фрейд снял романтический ореол с первых лет жизни и показал, что дети полны сексуальных переживаний и усилий их осознать. Всё это неминуемо выплескивается в детской речи, которую до сих пор литература слышала лишь избирательно, откликаясь на невинно смешное, умилительное и трогательное, как в книге Чуковского «От двух до пяти». Однако из поколения в поколение существует и процветает детский эротический фольклор. Характерно, что, вырастая из детства, люди, как правило, старательно забывают его. Дети же скрывают свой эротический фольклор от взрослых. Таким образом, получается, что он пребывает в детской среде невидимым и неслышимым для взрослого литературного мира. Этому скрытому от взрослых существованию способствует ходячее заблуждение о так называемой «моральной чистоте» детей. При таком отношении к детству, разговор о детском эротическом фольклоре может осквернить «святой образ ребёнка» для всякого ханжи с зычным голосом или ощутимой властью, чем они резво пользуются, чтобы пресечь в корне всякое о нём упоминание.

Несмотря на идиллический образ ребёнка, которому умиляются взрослые, его речь полнится эротическими образами, часто заимствованными от старших детей или взрослых, и которые усваиваются детьми с поразительной лёгкостью. Процесс обучения взаимоотношениям полов происходит у ребёнка наглядно и изустно. Ребёнок иногда становится свидетелем сексуальных игр взрослых и прежде всего родителей или наталкивается на порнографические изображения. Но cистематическое обучение проводит лишь речь, которая постоянно окружает ребёнка, и фольклор становится исключительно важным в становлении его эротического сознания. Более того, с помощью фольклора, заимствованного у старших, и происходит основной эротический контакт детей со взрослым миром.

Познавая себя через ощущения, возникающие от прикосновения к своим половым органам, ребёнок выходит на внешний мир с помощью слов. С их помощью он пытается раскрыть тайну бытия. В языке появляются обозначения сексуальных реалий, а так как на них налагается взрослыми запрет, то дети затевают словесную игру, которая предсталяет из себя подтрунивание над запретами. При общении детей со сверстниками и старшими по возрасту детьми речь всё больше наполняется стишками, поговорками, недоговорками, шутками, связанными с сексом. Этот фольклор не только выводит ребёнка на внешние сексуальные объекты: девочек и мальчиков, но также и обучает теоретическим основам половой жизни, которые при декламировании воспринимаются в детстве как сама практика.

Эрика Джонг писала, что мы родились между дерьмом и мочой. Этот поэтический образ иллюстрирует уже давно установленную связь, а потому и в детском эротическом фольклоре, как, между прочим, и во взрослом, секс и физиологические отправления держатся друг за дружку и неразлучны.

Упорядочение мочеиспускания и дефекации является первым ограничением, налагаемым на детей взрослыми и потому естественно, что самый ранний эротический фольклор связан с нарушением этого запрета:

Хорошо быть кисою,
хорошо — собакою:
где хочу пописаю,
где хочу покакаю.

В более старшем возрасте интерес ребёнка смещается на преодоление запрета мастурбации и затем — совокупления. Мы рассматриваем словесную игру в промежутке лет с четырёх до лет четырнадцати. За этот период в десять лет с ребёнком происходят огромные изменения, а вместе с ними меняется отношение к произносимому. Эволюция начинается с ошеломляющего познания различия половых органов у мальчика и у девочки и приводит к пониманию назначения, способов и последствий употребления этих органов.

Одна из функций детского эротического фольклора состоит в предоставлении возможности ребёнку произнести (полностью или частично) запретные слова. Среди публикуемого материала выделен особый раздел «Недоговорки», в который мы включили образцы, построенные на неполном произнесении запретных слов, а также тексты, построенные на «сдвигах», которые позволяют произнести эти слова даже полностью, но при формальной невиновности произносящего. Таким образом, значительная часть детского эротического фольклора вертится вокруг четырёх-пяти слов, либо всячески намекая на них и силясь их произнести, либо выдавая их полным текстом. Но сколько энергии, изобретательности, юмора тратится на то, чтобы упоминание этих слов было осуществлено под благовидными предлогами рифмы и сюжета!

Вот типичный пример «недоговорки»:

Папе сделали ботинки
на резиновом ходу.
Папа ходит по избе
бьёт мамашу. Папе сде —
— лали ботинки…

Освоившись с запретными словами через их произнесение, дети стремятся понять «функциональное» значение этих слов, и тут услужливо появляется другая группа эротического фольклора с обучающими функциями. Попытаемся их разобрать на классическом стихотворении — его прекрасно помнят как бывшие мальчики, так и бывшие девочки:

Пошла я раз купаться
за мной следил бандит.
Я стала раздеваться,
а он мне говорит:
«Какие ваши ляжки,
какие буфера!
Нельзя ли вас полапать
за рубчик-полтора?»
А парень он хороший,
и как ему не дать.
Легла я на песочек,
а он меня ебать.
Ебёт, ебёт — отскочит,
об камень хуй поточит,
газетку почитает
и снова начинает.
Пришла я раз домой
с разорванной пиздой.
А мать меня ругать:
«Ах ты, сука, ах ты, блядь!
Ты кому дала ебать?!»
Не твоё, мамаша, дело!
Не твоя пизда терпела!
Кому хочу, тому и дам
свой мохнатый чемодан!

Стихотворение представляет из себя поучительную историю, которая рассказывается девушкой и потому апеллирует к сознанию девочки в значительно большей степени, чем бесфабульные непристойности. Для мальчиков же эта история вовсе не теряет привлекательности из-за того, что в ней идёт повествование в женском роде — они радостно декламируют это друг другу, ибо в этой истории отведено достаточно важное место мужскому персонажу и его действиям, вожделенным и таинственным. Итак,



1 2 3 > >>

   

   
   
Document
   
© читать книги онлайн бесплатно и без регистрации
Document